КПРФ в Новосибирске - Юрий Рыбаков о проблемах села
КПРФ
Новосибирская областная организация
Коммунистической Партии
Российской Федерации
Октябрь 2019
08 09 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
Сегодня 22 октября 2019
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 01 02 03 04
Ноябрь 2019

Rambler's Top100










Юрий Рыбаков о проблемах села

10.08.2010 13:48


Депутат Новосибирского областного Совета депутатов Юрий Иванович Рыбаков в эти дни, несмотря на каникулярное для областных законодателей время, часто встречается со своими избирателями. Ответы на их вопросы - это своеобразный отчет о его депутатской деятельности за минувшие пять лет. Наш нештатный корреспондент Петр Матвеюк встретился с депутатом и побеседовал с ним.


- Юрий Иванович, вы удовлетворены своей работой?


- И да, и нет. Конечно, за минувшие годы удалось кое-что сделать для жителей Мошковского и части Новосибирского района, избравших меня депутатом. Но меня больше волнуют те вопросы, которые не нашли пока решения.

- Что кроется за словосочетанием «кое-что»?

- То, что можно показать людям. Например, в селе Мотково Мошковского района построен мост. Я рад, что внёс свой вклад в это строительство. Сейчас строится мост, который соединит село Сарапулку и станцию Буготак и снимет проблему переправы людей через реку Иня. Ведь несколько десятков человек ежедневно утром из Сарапулки уезжают на работу в Новосибирск и возвращаются назад вечером. Должен заметить, что решение о строительстве моста было принято не только в результате моих обращений в администрацию области, но и благодаря работе моих помощников с населением.

- В нашей области уже четвёртый год успешно «работает» Закон «О государственной поддержке сельскохозяйственного производства в Новосибирской области», принятый областным Советом депутатов в конце 2006 года. Вы написали первый вариант этого Закона…


- Правильнее будет сказать, что я был в числе тех членов комитета по аграрной политике, природным ресурсам и земельным отношениям областного Совета, которые разрабатывали этот законопроект. Что касается первого варианта, то да, я над ним много работал. Потом в него вносились многочисленные поправки и дополнения. Всего, по-моему, было подготовлено около десяти вариантов законопроекта, пока он не был внесён на обсуждение на сессии областного Совета. Тщательная работа над ним позволила успешно пройти голосование депутатов. Закон был принят единогласно.

- Что даёт этот Закон сельхозтоваропроизводителям области?


- За минувшие три с половиной года селяне закупили новой сельскохозяйственной техники на двенадцать миллиардов рублей. Это благодаря той норме, которая записана в Законе: при покупке новой техники областной бюджет компенсирует 30% ее стоимости. Правда, в прошлом году эта норма поменялась: компенсация стала составлять 20% при условии, что закупаемая техника будет отечественного производства. Закон предусматривает государственную поддержку и по другим направлениям работы селян, в частности, он помогает тем, кто занимается личным подсобным хозяйством, фермерством.

- В начале нашей беседы Вы сказали, что Вас волнуют вопросы, которые не нашли пока своего решения. Какие это вопросы?

- Их много. Например, судьба малых населенных пунктов в Новосибирской области. Редкая сессия облсовета проходила без того, чтобы депутаты не «упраздняли» два, три, а иной раз, пять сел. Острословы даже прозвали нас, депутатов, «похоронной командой» в этом отношении. 44 малых сельских населенных пункта было «списано» за минувшие годы нынешним составом депутатского корпуса. Боюсь, что эта беда в ближайшие годы коснётся ещё многих из 375 малых сел, которые пока ещё кое-как живут.

- Почему это происходит?

- Потому что в России нет программы сохранения малых сёл. От них государство отвернулось. Например, в 2010 году финансирование федеральной программы «Социальное развитие села» уменьшено на 68 процентов. Впрочем, государство не очень-то жалует и сёла покрупнее. Механизм гибели наших сёл до банальности прост: сначала разрушаются сельхозпредприятия, затем «оптимизируются», а то и закрываются школы, ФАПы, учреждения культуры. В результате люди покидают село, и оно погибает.

- Могут ли депутаты воспрепятствовать этому процессу?


- На депутатских слушаниях аграрного комитета мы неоднократно предлагали принять целевую программу сохранения малых сёл. На мой взгляд, она, эта программа, должна включать в себя восстановление сельхозпредприятий, сохранение школ, строительство дорог, газификацию — то есть, создание таких условий, при которых жизнь сельского жителя была бы ничуть не хуже жизни жителя городского, а по некоторым параметрам и лучше. Чего стоит, например, чистый воздух и природная среда, в которой живут селяне. Однако, предложения депутатов не нашли поддержку у государственных структур. Вот ответ, который мы получили из департамента экономического развития администрации Новосибирской области : «Принятие такой программы нецелесообразно».

Да и Закон о государственной поддержке сельскохозяйственного производства, о котором мы говорили выше, предусматривает поддержку сильных хозяйств, а следовательно, и сёл, в которых жизнь более-менее благополучна. Но те населённые пункты, которые лишились сельхозпредприятий, где поля зарастают бурьяном и закрываются школы -государственной поддержки лишены. Это выглядит парадоксом, но это так.

- Выходит, наше село вполне можно назвать зоной бедствия?

- Выходит, так. Посмотрите, что творится с занятостью сельского населения. По моим подсчётам, из трёх человек двое — безработные. Взять мой родной Мошковский район. Из сорока одной тысячи населения — одиннадцать тысяч -пенсионеры, восемь тысяч — дети. Лишь тринадцать тысяч человек имеют работу на предприятиях района. Восемь тысяч человек ежедневно ездят на работу в Новосибирск. Благо, что через Мошково проходит железная дорога. А что делать тем, кто живёт в глубинке? Уезжать, оставлять насиженные места, либо подаваться на работу вахтовым методом куда-нибудь на Север. Но разве это выход?

- Безрадостная картина.

- Огорчает то, что наши селяне потеряли чувство коллективизма. Наше село всегда было сильно своей общиной. Сейчас она утрачена. Так называемые «реформы» за последние двадцать лет разобщили людей, сделали их равнодушными к тому, что творится с нашим селом и с нашим сельским хозяйством. Да и как могло быть иначе, если к мнению людей власти перестали прислушиваться, протесты их игнорировались и игнорируются сейчас. «Нам наплевали в душу», — эту фразу я не раз слышал на встречах с избирателями.

- Невеселый у нас разговор получился, Юрий Иванович. Не находите?

- Какова жизнь, таков и разговор. Я человек сельский, на работу в аграрный комитет езжу каждый день из родного села Ташара. За рулём хорошо думается. И сдаётся мне, придут иные времена, и обратит Россия свой взор на родное село и вновь возвысит крестьянина на ту высоту, на которой он стоял прежде. Главное не унывать, главное не опускать руки. Работать и верить, что всё повернётся лучшую сторону. И если будет так, значит и я, депутат, приложил к этому руки.


comments powered by HyperComments
Подписаться на новости
  


 

Подписаться на пресс-релизы