КПРФ в Новосибирске - Накануне съезда «партии власти»: О Путине, Медведеве и «Единой России»
КПРФ
Новосибирская областная организация
Коммунистической Партии
Российской Федерации
Октябрь 2019
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
Сегодня 20 октября 2019
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 01 02
Ноябрь 2019

Rambler's Top100










Накануне съезда «партии власти»: О Путине, Медведеве и «Единой России»

14.04.2008 09:30


Сегодня партия «Единая Россия» собирается на свой IX съезд, на котором Владимиру Путину будет предложено возглавить «партию власти», а Дмитрию Медведеву — вступить в ряды «единороссов». Накануне съезда на радиостанции «Эхо Москвы» прошел любопытный разговор с известным журналистом Леонидом Радзиховским.


М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Здравствуйте. Леонид Радзиховский в студии. Начинаем подводить итоги недели. Леонид, я хотел спросить, на этой неделе какое для тебя событие было самым важным?

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Событие, которое на следующей неделе будет решаться. Оно действительно очень важное. Политически. Это заявление Грызлова, что он предлагает Путину вступить в партию «Единая Россия». Соответственно не просто вступить как рядовой член, а стать председателем партии. И какие-то непонятные утечки, протечки в СМИ, что соответственно не то вступит, не то не вступит — раз. А, кроме того, у нас теперь какая-то оригинальная форма: членом не будет, но партию удовлетворит сверх того. А именно: не вступая в партию, станет ее руководителем. Как такое может быть, я понять не в состоянии. Но оказывается в уставе «Единой России» есть такой пункт. Что у них есть какой-то высший совет, в который входят не члены партии, но они руководители партии. Это все неважно, будет он членом или не будет, важно одно — если Путин в качестве члена или не члена, вычлена, назовите, как хотите, я не склонен иронизировать над игрой словами, если Путин возглавит партию «Единая Россия», то это капитальное с моей точки зрения политическое событие, последствия которого будут очень большими, по крайней мере, в обозримом будущем.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Давай разберем последствия. Причем подробно.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ - Первое и очевидное последствие вот какое. У нас по Конституции президентская республика. Но если премьер-министром является человек, который формально, подчеркиваю, формально возглавляет партию, у которой конституционное большинство в парламенте, то у меня вопрос: а где в этой схеме президент? Такого премьера президент не может отправить в отставку в принципе. Потому что парламент никогда эту отставку не утвердит. И наоборот, парламент, если президент начнет воевать с премьером, может теоретически выкатить президенту импичмент, что нашим законом разрешается. Разумеется, не будет этого импичмента и так далее, но по факту президент оказывается на вторых ролях как минимум. Вообще он как-то вынесен за скобки при такой комбинации, за скобки политического процесса. То есть де-факто мы имеем переход от президентской республики к парламентской. Что уже капитальное событие. Второй момент, если Путин возглавляет партию официально, то я представляю, какой начнется лом в эту партию не только чиновников, чиновники говорят и сейчас почти все в нее вступили, особенно на местах. Но практически всех людей, которые хотят сделать карьеру или защититься или себя как-то, так или иначе, продвинуть в борьбе с конкурентами. Это и бизнесмены и наши с тобой коллеги, которые выстроятся от Королева, 12 до ЦК партии…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Не может быть. Тут бы я возразил. Потому что мне кажется они настоящие журналисты. Продолжай.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Они настоящие бойцы партии. Журналист это тот, кто меня спрашивают: за что вы так ненавидите Россию. Журналист тот, кто защищает Россию от ее врагов. А защищать, не будучи членом партии, это странно. Потому что если у нас действительно партию возглавил Путин, то все ясно. Мы получаем такую партию, которую при всем желании невозможно будет ни назвать, ни сравнить, ни отождествить с КПСС. То есть можно все, что угодно говорить и действительно огромные различия. Это правда. Например, КПСС имела партбюро на каждом предприятии. А сейчас это по закону запрещено по Конституции. В КПСС состояли все офицеры. А сейчас это по Конституции запрещено. То есть различий много. Но какие бы ни были различия, в сознании людей это такое полное будет отождествление. Это конечно, капитальный факт нашей политической истории, который с моей точки зрения будет означать, что от вертикали президентской мы возвращаемся, если угодно к вертикали партийной. Что мы имели долгие годы, уж кому что нравится. Дальше вопрос оценок. Но я занимаюсь не оценками, а констатирую факт. Если это произойдет. Если Путин на это согласится. Если же Путин на это не согласится, тогда все останется, как и было. Правда, довольно странно будет выглядеть партия, которая ему предлагает, это вроде какая-то история с Украиной и НАТО, только наоборот. Они рвутся, а их не пускают. Ну, переживут, я думаю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — У меня будут вопросы по этому поводу. Я хотел бы, чтобы ты несколько слов сказал про выведенного тобою сейчас за скобки президента. Или ситуацию.

Л. РАДЗИХОВСКИЙ — Президента Медведева, как известно, выставила в президенты партия «Единая Россия». Но после этого, кстати, совершенно непонятно, зачем, с моей точки зрения, собралась еще группа партий мелких, которые поддержали это выдвижение. Таким образом, формально, по крайней мере, президент Медведев не от партии «Единая Россия». Хотя, конечно, ее роль была главной в этом выдвижении. Второе, очевидно, что Медведев тесно связан с партией и так далее, но партия как-то не предлагает почему-то президенту вступить в свои ряды. Грызлов объяснил, что верховный главнокомандующий не может быть членом партии. Но, во-первых, 16-го числа, когда они предлагают Путину вступить, Путин еще президент и верховный главнокомандующий, так что верховный главнокомандующий Путин может быть, а верховный главнокомандующий Медведев не может. Так что ли? Ерунда какая-то. Во-вторых, ну так не вступи в партию, а возглавляй партию, не вступая. То есть это к тому говорю, что тренд партии, безусловно: мы — партия Путина, и мы — партия, которая поддерживает президента Медведева. Разница очевидна. Постольку поскольку он продолжатель курса Путина. То есть мы говорим — партия, подразумеваем — Путин. Это уже на сегодняшний день. И этого очень хочет партия. И вторую часть, которую они хотят: мы говорим — Путин, подразумеваем — партия. Я не уверен, что этого сильно хочет Путин. Но нет ни комбинации «мы говорим — партия, подразумеваем — Медведев», ни тем более «мы говорим — Медведев, подразумеваем — партия». С моей точки зрения дистанция между президентом Медведевым и партией значительно больше, чем между Путиным и партией.

echo.msk.ru - kprf.ru

comments powered by HyperComments
Подписаться на новости
  


 

Подписаться на пресс-релизы